Орлы и куропатки

"Не на день я, не на годустрояю Престол Руси, но в долготу веков; И что вдали провижу я, того Не видеть вам куриным вашим оком!" (А.К. Толстой "Смерть Иоанна Грозного")

Когда историческую личность пытается художественно воссоздать гений, историческая правда проявляется вне зависимости от субъективной воли автора. Так за трагизмом и масштабом личности Грозного, показанной Алексеем Константиновичем Толстым ("Смерть Иоанна Грозного"), совершенно не заметна глубокая личная неприязнь автора к своему герою.

Когда за дело берется Лунгин, ничего, кроме Петра Мамонова, не выйдет.

В "РГ" от 30 сентября опубликована статья под замысловатым названием "Его величество не орёл". В ней дана исчерпывающая характеристика Ивану Васильевичу Грозному. Характеристика выдана царю в связи с попытками воздвижения ему памятника в г. Орле. Живое и непосредственное участие в составлении и выдаче характеристики принимал известный кинорежиссер Лунгин, который, как мы все прекрасно помним, снял про Грозного кино под названием "Царь". Грозный Лунгина законченный садист-дегенерат, антропологически точно воплощенный Петром Мамоновым. Поскольку Орловский Грозный на Мамонова совершенно не похож, художник счел себя обиженным и из чувства гражданского долга, который, как известно, красен платежом, объяснил широким народным массам, почему нельзя ставить памятник тирану. Лунгин, как также доподлинно известно из его интервью, глубоко как никто другой исследовал Грозного царя, изучив всю относящуюся к нему историческую литературу, начиная от "Истории государства Российского" Карамзина и кончая "Иваном Васильевичем" Булгакова, известного широкой публике в кинематографической интерпретации Гайдая "Иван Васильевич меняет профессию". Из последнего исторического документа Лунгин выяснил, что Грозный несправедливо относился к творческой интеллигенции, в частности и особенно к кинорежиссерам. Чего стоит хотя бы эпизод с режиссером Якиным, которого он за здорово живешь собирался посадить на кол. Но не узкокорпоративная солидарность движет Лунгиным в его героической борьбе с памятником Грозному, а обостренное и утонченное чувство справедливости.

Приобщимся к гениальной науке следования за мыслями великого режиссера. Итак, почему нельзя чествовать Грозного:

1.По сути, проиграл ливонскую войну, заключив "похабный брестский мир" с Баторием, в результате чего практически отдал кровные русские города, в частности Полоцк, Польше-Литве, и разбазарил исконно русские территории прибалтам, украинцам, киргизам и также Казахской ССР.

2.Расстрелял прямой наводкой из танков Новгородский парламент.

3.Буквально выжил из страны Курбского, а также Гусинского, Березовского, Ходорковского.

4.Подверг необоснованной опале выдающихся полководцев (того же Курбского – покорителя Казани, того же Сердюкова – усмирителя Грузии).

5.Покорил Сибирь, чем обрек и предопределил навеки уничижительное положение России, как исключительно сырьевой державы.

6.Создал национальную гвардию с правом предупредительной стрельбы на поражение.

7.Слепо подражал Сталину, в частности при ведении боевых действий, неукоснительным требованием соблюдения приказа "Ни шагу назад". Требовал стоять насмерть (в частности от Псковских сидельцев). Не разрешал сдаваться в плен, сдавшихся вызволял не всегда, придерживаясь порочного правила не менять солдата на фельдмаршала (см., например, его "Послание Василию Грязному").

И, наконец, самое главное: росточком Иван Васильевич не вышел. Низенек был. Человек с такими антропометрическими данными на великодержавном троне смотрится нелепо. На это еще Кюхельбекер, помнится, обратил пристальное внимание: "Меж нами карлики-цари себе воздвигли алтари". (В действительности, как свидетельствует тот же А.К. Толстой, глубоко погруженный в тему: "Иоанн был высок, строен, имел орлиный нос, проницательные глаза, чувственные губы с опущенными краями, русые волосы и русую бороду". Кому мало свидетельства лирика, вот вам физика: Архив Кремля. Материалы исследования останков Царя Ивана Грозного. Федеральное государственное учреждение Государственный историко-культурный музей заповедник "Московский Кремль". Отдел рукописных, печатных и графических фондов. Ф. 20. Оп. 1966. Ед. хр. 9. "Рост его (Грозного) 1 м 78 см – 1 м 79 см. Весь скелет свидетельствует о большой физической силе его. Совершенно очевидно, что с молодости он был очень тренирован").

Из современных авторов на несовместимости низкорослости с верховенством особенно настаивает Невзоров. "Видел я, - говорит (правда, не уточняя где), - шлем Ивана Грозного, совсем детский размер". Отсюда массовые зверства Ивана легко объяснимы биологической потребностью преодоления комплекса Наполеона.

Сказанного более чем достаточно, чтобы не оставить от памятника камня на камне. Но вместе с тем присутствует и витает в воздухе какая-то недосказанность, и связана она с тем, что остался затемненным вопрос (вспомните название статьи в РГ): "А кто же, собственно тот самый Орел, до которого не дотягивает Грозный?" Я, например, даже боюсь догадываться, на кого они не намекают.

12 октября 2016 / ВИКТОР ВОЛХОВ